Бабр или бобр?

Поделиться
Поделиться
Поделиться
Поделиться
Поделиться

25 лет назад, 25 июня 1997 года, подписан Закон Иркутской области о гербе и флаге Иркутской области.

Бабр или бобр?, изображение №1

Геральдическое описание герба гласит: «В серебряном поле черный бабр с червлеными глазами, держащий в пасти червленого соболя». Геральдические цвета герба означают: серебристый – правдивость, невинность, чистоту; черный – благоразумие, смирение, печаль; червленый (красный) – храбрость, мужество, неустрашимость. Флаг представляет собой прямоугольное полотнище, состоящее из трех вертикально расположенных полос: двух – синего цвета и средней – белого, в центре которой изображен основной элемент герба: бегущий в левую сторону бабр, держащий в пасти червленого соболя, в обрамлении стилизованных зеленых ветвей кедра».

Но кто же такой бабр? Четкого понимания не было ни 25 лет назад, ни сейчас. Ответа на этот вопрос, мы не найдем, даже если обратиться к более раннему времени. Много противоречий накопилось с 18 февраля 1690 года (по данным «Иркутской летописи» П. И. Пежемского и В. А. Кротова), когда Иркутск получил из Сибирского приказа герб и печать.

Их изображения не сохранились и не факт, что вообще существовали. Но пока в большинстве исследований эта дата фигурирует как точка отчета в истории иркутского герба.

Самое раннее (1696 год), из сохранившихся, изображение печати известное по документу за подписью наказного воеводы А. Самойлова, получило название "малая иркутская печать»
Самое раннее (1696 год), из сохранившихся, изображение печати известное по документу за подписью наказного воеводы А. Самойлова, получило название «малая иркутская печать»
Печать из Окладной книги Сибири (1697 год): «Бабр поймал соболя, а над зверем подписано «бабр», а около печати вырезано: Печать государева земли Сибирские Иркуцкого города»
Печать из Окладной книги Сибири (1697 год): «Бабр поймал соболя, а над зверем подписано «бабр», а около печати вырезано: Печать государева земли Сибирские Иркуцкого города»

В 1724 году Иркутск получил печать с улучшенным качеством гравировки сюжета.

«Большая городская печать», из-за неоднозначности изображения главного зверя, продолжила порождать множество легенд о смелом барсе или благородном ирбисе
«Большая городская печать», из-за неоднозначности изображения главного зверя, продолжила порождать множество легенд о смелом барсе или благородном ирбисе
Изображение герба из плана города (XVIII век)
Изображение герба из плана города (XVIII век)

Путаница с буквами «а» и «о» началась в 1764 году, когда Екатерина II утвердила описание печати «города Иркутска – бобр поймал соболя, а над зверем написано: “бобр”[1]. Это определение дала Военная коллегия со ссылкой на справку Сибирского Приказа. Военные – люди исполнительные и, не обсуждая приказы, имея немалый вес в управлении городом, вводили бобра в обиход. Строевым шагом изображения с бобрами захватывали городскую символику.

фото из Музея истории города Иркутска имени А.М. Сибирякова
фото из Музея истории города Иркутска имени А.М. Сибирякова

Около 1777 года создан Гербовник, в котором герб Иркутска также представляет собой огромного бобра с соболем в зубах.

Парадокс: через 26 лет в 1790 году также Екатерина II утвердила герб Иркутска, но уже с бабром-тигром.

Герб Иркутска утвержден 26 октября 1790 года (ПСЗРИ № 16913) вместе с другими гербами иркутского наместничества.
Герб Иркутска утвержден 26 октября 1790 года (ПСЗРИ № 16913) вместе с другими гербами иркутского наместничества.
Бабр или бобр?, изображение №8

Описание из Полного свода законов Российской империи: «В серебряном поле щита бегущий бабр, а в роту у него соболь».

Вновь обратимся к «Иркутской летописи» П.И. Пежемского и В.А. Кротова, под 1790 годом запись: «Герб города Иркутска Высочайше пожалован первоначально 18 февраля 1690 г., а сего года в 26 октября высочайше подтвержден. Он представляет в серебряном поле бабра, бегущего по зеленой траве в левую сторону щита и имеющего в челюстях своих соболя. Бабр (Felis pantera) – кровожадный, сильный и лютый зверь, живет в жарких странах. Он иногда забегает в Сибирь из Китая. Шкура его светло-желтого цвета с чернобурыми поперечными полосами, с длинным хвостом. Этот же зверь изображен на гербе города Иркутска и всей Иркутской губернии».

В «Описании Иркутского наместничества 1792 года» про гербовое животное такая информация: «Бабр находится по Иркутской области из всех в Сибири зверей реже и превосходит своей крепостию и храбростию. Он имеет по бело-желтоватой шерсти черноватые поперечные полосы неправильно расположенные, ростом не превосходит большого волка… Барс бабру хотя подобен, но не настолько могуществен и имеет желтоватую шерсть и по ней черные пятна«.

Несмотря на официальное утверждение бабра-тигра, на множестве изображений герба продолжают жить бобры.

В начале XIX века выпускались игральные карты, посвященные территориям Российской империи.

Иллюстратор К. М. Грибанов изобразил на гербе Иркутска бобра с соболем в зубах.
Иллюстратор К. М. Грибанов изобразил на гербе Иркутска бобра с соболем в зубах.

В 1846 году Сенатским указом был принят герб города Селенгинск Иркутской губернии. По геральдическим законам герб был поделен на две части. Внизу символ города, вверху герб Иркутской губернии. Животное несущее в зубах соболя очень напоминает морского бобра.

Бабр или бобр?, изображение №10

Ситуацию с двоевластием не обошли стороной столичные газеты, питерская «Северная пчела», выпускает фельетон по геральдической теме: «В Иркутске возник ныне весьма важный вопрос, который как нельзя более кстати теперь, когда этот город возымел претензию на значение сибирской столицы… Это вопрос гербовый… Чтобы город имел два герба – это очень и очень мудреное дело. Но каких премудростей на свете не бывает! Вот и с Иркутском свершилась одна из таких премудростей… Про барса-то в Иркутске слыхали, а бабра не знали и приняли его за знакомого бобра. Не рассудили того, что бобру ведь никакой стати держать во рту соболя, во-первых, потому, что бобры вместе с соболями не живут, во-вторых, потому, что бобр животное не плотоядное, а в-третьих, потому, что соболь хоть и малый зверек, однако же злой-презлой и не то чтобы бобру в зубы попасть, а сам, пожалуй, ему горло перекусит. Не рассудили этого иркутские жители, да пошли в гербе своем вместо бабра изображать бобра. Петербург посмотрел, посмотрел, да и сам начал в потребных случаях употреблять бобра вместо бабра. Когда чиновникам ведомства гражданского мундиры и мундирные фраки с гербовыми пуговицами были назначены, то на пуговицах иркутских чиновников определено было изображать герб. Фабрики пуговичные, как известно, находятся в Москве и Петербурге, а так как в этих городах совершенно уверились в том, что иркутский герб обязан представлять бобра, а не бабра, то бобр забрался, не имея, впрочем, на то никакого законного основания, и на пуговицы высших и низших чиновников. В такой незаконной подмене лютого бабра домовитым бобром пуговичные фабриканты, впрочем, не виноваты ни душой, ни телом; вольно же было иркутянам, не разобравшись хорошенько, что такое: а или о написано в посланной из Питера бумаге, преобразить бабра в бобра.

Бабр или бобр?, изображение №11

… В это самое время, когда обращено было всеобщее внимание на гербы, обратили таковое же внимание на герб и иркутяне. И стало два стана: один за бабра, другой за бобра. Спорят и до сих пор; у бобристов были попытки применить и десятилетнюю давность, но бабристы говорят: Нет, нельзя! Тут давность не применяется. Судя по “Иркутским губернским ведомостям” на заголовке печатающим бабра и печать употребляющих с бобром, можно полагать, что вопрос еще не решен, и местный печатный орган действует по русской пословице: “и нашим, и вашим”.

Бабр или бобр?, изображение №12

С нетерпением ожидаем скорейшего решения иркутского гербового вопроса, поссорившего, как пишут нам, несколько закадычных друзей в Иркутске, внесшего вражду даже в семейную жизнь нескольких домов (муж хочет бобра весьма приличного на воротник, а жене лютого, ярого бабра подай!). Мы, впрочем, за бабра, как по древнему по геральдике происхождению, так и потому, что весьма желаем угодить прекрасному полу». [2]

Бабр или бобр?, изображение №13

Как бы не болели столичные журналисты за бабра в этом споре, его все равно победил бобр, пока только в заголовке газеты “Иркутские губернские ведомости”. В них, без всякого предупреждения, изображение тигра поменяли на бобра.

Бабр или бобр?, изображение №14

В. Гасельник в своей книге «Детектив с бабром» выдвигает на этот счет оригинальную версию гербовых метаморфоз. Автор считает, что из-за борьбы влиятельных городских кланов бабр и бобр менялись местами. За бобра, при чем морского, выступали купцы занимающиеся промыслом в Америке. Да, в Америке, но не в Соединенных Штатах, а на тогда еще русских землях.

Увеличенное изображение герба из газеты “Иркутские губернские ведомости”
Увеличенное изображение герба из газеты “Иркутские губернские ведомости”

«Лучшия бобры в необитаемых сторонах, в Камчатском море, к Америке плодятся семействами, кои двоякожизненны, имеют ласты коими плавают». [3]

Соболь был главным богатством до середины XVIII века, в это время, с началом освоения отдаленных и многочисленных островов, расположенных между Азией и Америкой, роль основного пушного товара занимают морские бобры и котики. Россия расширялась, колонизируя Америку, обращая жителей в свое подданство и облагая уплатой налогов в виде меха (ясак). Иркутск становится центром для созданной Г. Шелиховым и Н. Резановым Российско-Американской компании, в которую даже вступил сам император и члены царствующей фамилии.

«Только с 1743 по 1823 годы, то есть за 80 лет, было официально вывезено 200 839 шкур морских бобров». [4]

Первоначально Камчатка и острова восточного побережья входили в состав Иркутской провинции, и многие иркутские зверопромышленники постоянно охотились в этом районе. А Российско-американская компания погремела не только на всю Россию, но и заставила начать жесткую, зачастую с применением оружия, конкурентную борьбу с ней европейских морских держав, таких как Великобритания и Испания.

«Всю вторую половину XVIII века и первую века XIX морские бобры будоражили умы иркутских промышленников, купцов и чиновников не меньше, чем золото и серебро, что продолжало привносить бобровый колорит в иркутскую геральдику. Легенды о тигре, барсе или ирбисе, благородная слава о них просто блекли на фоне другого, более мирного, хищника, но главного кормильца и источника обогащения иркутских деловых людей – морского бобра»[5].

В 1878 году действуя по поручению Сената по систематизации российских гербов, Гербовое отделение при Департаменте герольдии во главе со своим начальником бароном Бернгардом Кене было поставлено в щекотливое положение. Нужно было решить какое животное использовать в виде символа: бабра-тигра или морского бобра. Чтобы прекратить двоевластие, чиновники пошли на компромисс и предложили вариант «бобра», совмещающего в себе качества обоих зверей. Рождение мифического зверя состоялось именно тогда.

Бабр или бобр?, изображение №16
Бабр или бобр?, изображение №17

После революции и до середины XX века в советском Иркутске не поднимался вопрос о городской символике. Но к первому празднованию 300-летнего юбилея города изображение герба вернулось в обиход, лишь изменив в описании слово «бобр» на «бабр».

Немногим ранее, местный художник А.Я. Суворов через «Восточно-сибирскую правду», ссылаясь на исторические исследования, предложил восстановить по его мнению правильную версию герба с тигром:

«Инородцы Восточной Сибири, гольды, орочены и тунгусы, а также бродячие охотничьи племена Маньчжурии – солоны и манечеры, не только почитают тигра, как существо высшего порядка, но и воздают ему божеские почести и приносят ему жертвы в виде своей охотничьей добычи. Достоверность такого утверждения несомненна. Насколько часто тигр бывал в наших краях? Образно говоря, он и не уходил отсюда. Богатые кедровые массивы, нравящиеся кабанам, которые, в свою очередь, нравились тиграм, были гостеприимны как тем, так и другим. Скалы также были стихией бабра, являвшегося не Королевским, а Манчьжурским пещерным – наиболее крупным и древним из тигров. Не исключено, что во времена заселения Сибири разновидности этого тигра перебегали с места на место за теплом и пищей. Бабр – священный тигр, именно его хотели иметь в своем гербе иркутяне. А что получили? Вместо освященного символа достоинства, благородства и силы – насмешку над этими качествами. В результате опечатки бабр стал бобром. Неверно понятый и изображенный художником герб был утвержден императором, подарившим городу химеру, о которой мы говорим или, что это собака – первый друг человека – с полузадушенной кошкой в зубах, или, что это соболь с белкой, и, наконец, что это не бобр, а бабр. Думаю, что следует восстановить первоначальный вид герба. Предлагаю вот такой вариант:

Восточно-Сибирская правда. 1966. 8 окт. (№ 241) :
Восточно-Сибирская правда. 1966. 8 окт. (№ 241) :

Версия с опечаткой и ошибкой прочно бытует в исторической и публицистической литературе до сих пор. В тот момент она, вместе с предложенным эскизом герба, вызвала шквал писем от возмущенных трудящихся в редакцию газеты. По традиции страны советов, советчики предлагали «поменять рамку с квадратной на круглую и сделать сувенирные значки», «оставить старый герб, но заменить царскую корону на современную деталь с ветвью кедра», «уж если говорить об изменении герба (коли в этом есть необходимость и цель), тогда нужны не только современные формы в рисунке, в композиции, а нужен, главным образом, и смысл. Правда, старинный рисунок не блещет грамотностью, но мы видим хищника, характер, относительную динамику. Предлагаемый вариант герба не символизирует ни прошлого, ни современного и не привлекает глаза. К тому же уместна ли на гербе Иркутска звериная лютость зверя, который бывал у нас когда-то “гостем”?».[6]

Художник не унимался в 1970 году уже в «Советской молодежи» опубликовал статью и герб разработанный им и заслуженным деятелем искусств РСФСР Б.И. Лебединским. «Сегодня мы помещаем изображение законного городского герба города “бабр, несущий соболя”.

Бабр или бобр?, изображение №19

Тигр, как и лев, являлся в геральдике олицетворением высших и благородных качеств: мудрости, могущества, великодушия. Эти качества, как естественная защита бабром местного населения от волков и кабанов, заставили аборигенов выбрать его для родового знака, оформившегося в герб города. Изображение принято, как эмблема города областным художественным советом 25 февраля 1969 года и представляет законный герб города, является основой для сувениров»[7].

Старания Суворова прошли даром, компромиссный герб с бабром продолжал участвовать во всех торжественных городских мероприятиях. Ластоногий бабр победил!

Празднование рождения полумиллионного жителя Иркутска. Восточно-Сибирская правда. 1974. 4 июня (№ 129)
Празднование рождения полумиллионного жителя Иркутска. Восточно-Сибирская правда. 1974. 4 июня (№ 129)

Иркутский авиазавод выпускал серию дорогих сувениров из металлического литья с мифическим зверем. Радиозавод также производил радиолы с эмблемой в виде этого бабра.

Бабр или бобр?, изображение №21

Второе торжество в честь 300-летия Иркутска в 1986 году было под знаменем черного и перепончатого бабра, про полосатого и пушистого тигра забыли.

Бабр или бобр?, изображение №22

В 1990-е Городская дума Иркутска предложила узаконить новый вариант городского герба, сходный обликом с гербом 1878 года. Однако Государственная герольдия при президенте РФ настояла на том, чтобы, как и в XVIII веке, зверь смотрел в левую сторону щита, и голова была изображена не в профиль, а анфас.

Бабр или бобр?, изображение №23

Герб Иркутска утвержден решением Гор. думы от 31 окт. 1996 № 3-29г Д(2) со следующей формулировкой: «В серебряном поле на зеленой земле бегущий бабр настороже, несущий в зубах червленого (красного) соболя: оба зверя повернуты влево». Тем же решением герб Иркутска помещается на бланках мэра города, Городской думы, городской администрации и воспроизводится на флаге города Иркутска.

Герб Иркутской области, утвержденный годом спустя, в отличие от городского, смотрит в противоположную сторону и более схож с версией мифического бабра.

Бабр или бобр?, изображение №24

[1] РГВИА, ф. 2, оп. 10, д. 528. – Л. 771-773.

[2] Северная пчела. № 23. 1860. – С. 1-3.

[3] Описание Иркутского наместничества 1792 года

[4] Берх В. Хронологическая история открытия Алеутских островов или подвиги Российского купечества / С.- Петербург, 1823.

[5] Детектив с Бабром, или новый взгляд на историю иркутских печатей и гербов / В. Гасельник ; [научный редактор А. В. Дулов]. — Иркутск : Принт Лайн, 2017.

[6] Восточно-Сибирская правда. 1966. 27 окт. (№ 257)

[7] Советская молодежь. 1970. 1 авг. (№ 90)

Использованы материалы электронной библиотеки «Хроники Приангарья»

Другие статьи созданные по материалам «Хроник Приангарья» доступны при нажатии на изображение

Поделиться
Поделиться
Поделиться
Поделиться
Поделиться